Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

/йобаный стыдъ/

Мамкин вор в законе


    Очередная кора случилась на днях. Много мата.
[не читай подумой]
    Шатался я тут давеча по славным улицам рабочего квартала. Дело было вечером, делать было нечего. Час пик, многолюдно. Где-то в стороне самолёт выходит на посадочный курс, мигая своими маячками изо всех сил. Солнце уже спряталось за домами и набежавшими тучками. Прохладненько, но не очень. Машины гудят, трамваи стучат своими колёсными парами. Рабочие люди возвращаются с работ, школота блаженствует после прогулянных уроков. Но всё это лирика, нахрен никому не нужная, так что к сути.
  Шагал я, жутко хромая и чертыхаясь, в шапке-ушанке со здоровенной кокардой, которую привёз из мест не столь отдалённых. Нет, я не страдаю военным фетишизмом. Просто на эту погоду — идеальный головной убор. Возле высокого здания кирпичного цвета ко мне подскочил, перемещаясь по синусоиде, какой-то парубок нетрезвого вида, козыряя на ходу:
  — Здар-р-рова, служивый!.. — еле ворочая своим lingua, проговорил субьект.
  — Вольно, — ответил я, козыряя в ответ и вспоминая, где же это я служу.
  — Слушай! Уг-г-г-гостишь сигар-р-р-ретой, а? Если есть...
  — Не-а, нету, — сказал я и даже пожалел бедолагу — такое грустное у него сделалось лицо.
  — Хер-р-рово! — скорчив недовольную рожу, сказал тот и пошёл "стрелять" сиги у других прохожих.
  — Так точно! — констатировал я по привычке и продолжил свой путь.
    Вот идёт мимо меня свора молодых особей homo habilis (до sapiens'а не доросли ещё) ярко выраженной уличной половой ориентации. Ну, да-да, шпана, короче! Невозможная смесь: не поймёшь — гопохипстеры какие-то. Одеты донельзя вульгарно и не по погоде: во-первых, выглядит по-идиотски; а во-вторых, это чревато пневмонией. Чай, на улице не май-баловник, не май-чародей.
Один из молодых людей, по всем законам жанра облачённый в штаны дискворед и мышиного цвета куртейку, бросил на меня долгий томный взгляд, полный бездонного презрения истинного мамкиного а.у.е.шника. Я покосился на него да побрёл дальше. Между тем парниша негромко и доверительно поделился своими наблюдениями с кем-то из товарищей:
  — Вот мусор еба́ный, а!
  Он думал, что я его не услышу, но ошибся. Нет, я не полиционер, но та интонация, с которой было сказано оскорбление, в меньшей степени относилась к силовикам и в большей — лично ко мне. Я резко развернулся на месте и присвистнул.
  — /фить/ Э, малой! Мало-о-ой!
    Малолетняя ОПГ замедлила шаг, озираясь с шарами навыкате.
  — Вот ты, справа! Подь сюды. — сказал я сквернослову, поманив ладонью. Малой начал откладывать кирпичи, но медленно побрёл ко мне.
  — Да смелее, йопта, я не кусаюсь!
    Осторожно, словно шагая по минному полю, школьник подошёл ко мне.
  — Что же это ты людей оскорбляешь, молодой человек? Мамка разрешила или ты просто в себя поверил?
  — Да я... да я не...
  — Бубубубубу. Что значит ты "не"? — перебил я его. — Ты же меня "мусором ебаным" назвал только что. Скажи, что я вру, давай.
  — Да нет, ты чё...
  — Ты мне не чёкай тут, не с ровесником разговариваешь. Было или нет? — перебил я его довольно нервно.
    У малого ебальничек (простите! иначе это никак не назвать) вытянулся чуть ли не вдвое, а глаза виновато забегали у меня за спиной — вероятно, мамкин вор в законе отыскивал глазами кого-нибудь, кто мог бы спасти его от сажания на бутылку. Воображение его наверняка рисовало самые нелицеприятные картины, полные полутёмных комнат с покрытыми татухами зэками. И напрасно он искал спасения. Прохожим было ровным счётом наплевать. Тогда было решено отмалчиваться.
  — Как понял? Приём! — ещё раз попробовал я достучаться до него, даже пощёлкав у него перед глазами пальцами.
  — Я щас позвоню!.. — заявил он, начав шарить по карманам.
  — Понятно! — внезапно взорвавшись, заорал я, вспоминая лучшие крики офицеров из учебки. — Смирно стой, блять! Руки свои оборви нахой!
    Тот послушно вытянул их по швам. Тут я и начал крыть.
  — Охуели совсем! Мамкины уголовники, блять! Ты в курсе вообще, что оскорбление уполномоченного лица при исполнении — это статья?! Никакого, блять, даже элементарного уважения!
  — Да я не говорил ничё! — упёрся малолетка, попятившись.
  — Молчать! — продолжил я орать, отчего уже начали коситься прохожие. Ну а что они хотели? Тут тяжёлый случай. Родители детёныша сложили хер на его воспитание, предоставив это почётное занятие улице, а на улице иногда попадаются и йебанутые персонажи вроде старины Соловья, от которых добра не жди.
  — Да я не буду больше! — так и не признавшись, взмолился папин-бродяга-мамин-симпатяга, наигранно пустив слезу. По глазам вижу: врёт. Ни слова он не понял. Бесполезно. Слишком поздно — улица и чоткость для этого малого теперь важнее мамки. Да и я уже утомился.
  — Почему-то я тебе не верю. Всё, съебался отсюда, пока я тебя не записал. В лицо я тебя запомнил! — уже спокойнее проговорил я, добавив: — На всякий случай: я не полицейский вовсе. Вы тоже не настоящие пацаны, вы позёры и говно на палочке. Свободен.
    С этими словами я замолк. Гопари исчезли оттуда, словно телепортировавшись.
    Вот такие они, малолетние борцуны с системой... А вот гопанут их настоящие пацаны — так сами к "мусорам ебаным" побегут заявления писать. А начинающим родителям советую: занимайтесь дитями лично и не бойтесь давать им живительных пиздюлей, но только тогда, когда остальные методы воспитательного воздействия (убеждение, личный пример и т.д.) не дают никакого эффекта.